ЙОГА — разновидность телесной терапии

Перед тем, как рассмотреть (и обсудить) йогу в качестве системы самолечения и разновидности телесно-ориентированной терапии, предлагаю интервью со своим давним знакомым Сидерским Андреем, с которым общались в начале 90-х и который гостил у меня и в Минске и в Гродно. Его я считаю самым авторитетным русскоязычным йогом. Год назад, в начале осени 2012 я гостил у Андрея дома, под Киевом, и был восхищён его блестящими достижениями…

Sidersky & d-r Yudik 04 jan 2014

Sidersky & d-r Yudik 04 jan 2014

Побывав в гостях у Андрея Сидерского, я не мог удержаться от соблазна
сфотографироваться вместе с легендарным Учителем, небезосновательно считающимся величайшим йогом на планете Земля…


Андрей Сидерский: «Я ничего особенного не делаю»

Предисловия о том, кто такой Андрей Сидерский, неуместны. Все представители бывшего СССР, которые так или иначе приходят в йогу, обязательно знают, что Андрей Сидерский существует. И в большинстве случаев даже понимают, кто он такой. Часто наши йоги не с таким энтузиазмом обсуждают, например, «Йога-Сутры» Патанджали, с каким они спорят о Сиде и его методике «Йога 23» (которая теперь называется «тренировочной системой Андрея Сидерского Y23»).

Говорят разное — кто-то хвалит, кто-то ругает, кто-то пошел преподавать по его методике, кто-то начитался его книг и стремится к похожему опыту, кто-то вообще не считает его йогом, кто-то создает вокруг него мифы, а кто-то вообще не забивает себе голову рассуждениями, и просто практикует. А Сид тем временем остается Сидом.

С Андреем Сидерским, автором методики Йога 23, беседует журналист центра йоги «Сфера» Ольга Гришкова.

— Андрей, ты уже не одно десятилетие занимаешься разными практиками. Как изменилось твое сознание за это время?

— Хочешь прикол? Мое сознание с годами вообще не менялось. Я просто лучше узнавал, как оно работает. Узнавал, кто есть кто, какие уровни организации в нем существуют, и как оно все взаимодействует. Мы не можем очень сильно измениться, но мы можем узнать себя. И за счет этого изменить свое поведение и научиться пользоваться тем, что у нас есть. Все остается, просто сначала это происходит не очень осознано. С течением времени ты просто начинаешь понимать, чем именно ты являешься…

— Ты в итоге понял, чем являешься?

— Да. У меня была очень жесткая система входа в понимание. Где-то в 21-22 года у меня случилось то, что называется «Синдромом Кундалини». По полной программе с выходом в тот уровень Самадхи, когда всё исчезает и Вселенная оказывается внутри тебя. Короче, это когда доходишь до первичного Хаоса и Великой Пустоты. И рассматривая все уровни организации материи и бытия действующих в этом бытии сил, ты просто понимаешь, как это все устроено, как оно работает. Точнее, ты ничего не понимаешь, но ты это видишь. И после этого те 30 лет, которые прошли, я занимался в основном тем, что пытался осознать, понять и объяснить то, что тогда увидел. У меня это произошло только один раз — я попал куда-то, и тогда не понял даже, куда попал, но какой-то частью восприятия так «там» и остался.

— То есть ты неосознанно вошел в это состояние?

— Нет, я занимался, практиковал. Как-то мне удалось наткнуться на очень эффективный вариант практики, это была динамическая практика асан, совмещенная с дыханием. Фактически, это была медитация в движении, основанная на асанах, как узловых элементах. И она оказалась очень мощной. Добавим сюда какие-то генетические аспекты, которые, возможно, явились реализацией неких схем из предыдущих воплощений. Но вообще, это такая каша… Я не склонен в ней разбираться. Это технические вопросы, они не имеют значения. Вобщем, за счет ежедневной многочасовой практики, которой я занимался в студенческие времена в Советском Союзе, потому как больше заняться особо было нечем, меня «выбросило» по полной программе.

— Что конкретно за практика это была?

— Обычные асаны. Я просто смотрел на картинки в книжках, где были асаны, и делал их — ну, уж как получалось, так и делал. Конкертная практика особо не имеет значения — она может быть разной. Возможно, у меня просто всегда была к предрасположенность к «чему-то такому этакому эзотеричненькому». В детстве я, например, вспоминал какие-то куски из предыдущих воплощений. Всякая фактическая шелуха, которая человека в любом случае сопровождает в детстве, если у него есть определенные механизмы сознания, которые должны включиться. Я, например, постоянно видел вокруг себя какие-то неорганические сущности.

— Это как?

— Ну как… Вижу — стоит стул. На стуле кто-то мерзкий лежит, или сидит, и смотрит на меня… Ну, скажем, вязкий-липкий сгусток такой темно-сиренево-черно-коричневатый… Было неприятно, страшненько. Хотя на самом деле — ничего особенного — у многих детей такое бывает… Суть не в этом, а в том, что при определенной организации аппарата восприятия и обработки информации некая практика вдруг может «включить» те или иные варианты разворачивания «психоделического сюжета» в линии жизни. Вот и со мной случились. В один прекрасный день, сидя в междугороднем автобусе, я вылетел в состояние Маха Самадхи. Ну, тут обычно есть обычно два варианта — либо ты не успеваешь остановить процесс и все тело сгорает, либо успеваешь, пока потоки в центробежных и центростремтельных участках меридианов не встретились, и не замкнулись в кончиках пальцев. Поток «огня» в данном случае идёт в теле от центра к периферии. То есть, в центростремителных участках меридианов — против обычного направления тока. Но если процесс удалось остановить до того, как от тебя осталась кучка пепла да ногти с волосами — тогда тоже интересно. Пытаешься въехать — а что это было?.. Вернее, есть. Потому что ежели по центральному каналу процесс прошёл полностью, восходящий «огненный» ток добрался до головы и «потёк» от головы по меридианам вниз и к периферии, то возвращения уже не будет. Как у Сватмарамы в «Прадипике» — «прана пошла по сушумне». И ты уже навсегда останешься в «изменёнке». Вопрос в том, как дальше с этим жить. Как договариваться с собой и с социумом… И здесь тоже два варианта — либо ты попадаешь в дурку, либо молчишь и ждешь, прикидываясь, что всё путём совсем, как у всех. Ждёшь, пока не поймёшь, что это было и как «оно» работает. Я выбрал второе, поскольку дурка меня не очень устраивала.

— Выпуклость у тебя на голове от этого появилась?

— Ну, во-первых, она всегда была. Но по мере практики она увеличивается. У меня есть хороший знакомый — китаец Сюи Мин Тан, мастер Цигун. Он редко бывает в Киеве, но когда приезжает, каждый раз прикалывается: «Андрей, ты как монах! У нас в горах есть дядьки, которые практикуют, у них у всех тоже вдоль головы растут вот такие рога, как у тебя». Не знаю, от чего это появилось. Может это как раз связано с тем, что моя практика ближе к северной, китайско-вьетнамско-корейской, чем к классическим индийским школам. Там больше динамики в потоке асан, это больше похоже на Цигун. Но у меня такие элементы как-то сами встраивались. Единственная конкретная передача, которая у меня есть, — это один маленький простенький комплекс разминки из гимнастики цигун стиля Йинг. Все остальное я сам как-то потихоньку наработал, а это — взял у живого мастера, с которым работал в качестве переводчика и ассистента. Я ничего для этого не делал, и он тоже. Просто приходилось целыми днями «пропускать через себя» то, что он объяснял своим ученикам и пациентам. И когда я уже уезжал, он сказал: «Андрей, ты попал, потому что ты единственный человек, который полностью оказался в системе, поэтому если будут спрашивать — передавай дальше. Но не бросай йогу, потому что для тебя это главное».

— В итоге получилась твоя система…

— Это не система — это методика. Йога на самом деле одна. Есть определенные упражнения, форма, которая в любом случае практически везде одинакова, а дальше — просто способы ее употребления.

— Ок. Мой вопрос в том, почему многие люди предпочитают традиционную индийскую йогу всему остальному, появившемуся недавно, в частности твоей методике?

— Если традиционная методика хорошо построена, подходит человеку и включает то, что должна, — то все очень хорошо, пусть человек занимается ей. У меня масса знакомых из разных традиций — хорошие отношения с Бал Мукунд Сингхом, с Брайаном Кестом, с Шандаром Реметом, с Кали Рей. С Десикачаром мы в свое время нормально общались. Каждый из них приносит в практику что-то свое. И более того, если человеку передана методика и он мастер — он обязан принести туда что-то свое, потому что он живет не в то время, в которое жил его отец, или дед, или прадед.

— Если он европеец — не принесет ли он чего-то лишнего?

— А какая разница, кто он? Сейчас абсолютный чемпион Японии по киокушин карате — дагестанец. И к нему относятся точно так же, как относились к Масутацу Ояме. Если он действительно делает все для того, чтобы эта методика жила, если он полностью в ней, если он реальный мастер — какая разница, кто он по национальности?

— Не у всех это получается так успешно, как у тебя…

— Ну, чтобы получилось так, как у меня, сначала нужно, чтобы тебя несколько воплощений хорошо поколбасило. Так не обязательно, конечно, можно по-другому. Но однозначно, людей, которые двигают всю эту тему, по определению не может быть много. Потому что на каждую традицию нужен один человек на отдельно взятое историческое время. Следующим будет тот, кого он научил. Двое уже не нужны, за исключением тех случаев, когда пришло время раздваивать традицию.

— Как в ситуации с Айенгаром и Ш.П.Джойсом?

— Да, плюс там еще были Десикачар и Б.Н.С. Айенгар. Так что пришлось сильно разветвить то, что было у Кришнамачарьи.

— Как ты считаешь, почему среди йога-мастеров мирового уровня преобладают мужчины?

— Это нормально. В любом виде деятельности развитие и направление эволюции направляют всегда мужчины, потому что это их биологическая и социальная функция. У женщин по жизни другие задачи — у них функционал другой. Организация стабильности, основательности, «фоновой поддержки». Эксперимент — всегда элемент лидерства, а это — мужское. Редко женщины проявляются как Жанна Д’Арк или Маргарет Тэтчер. Вот Кали Рей удалось так проявиться. Анжела Фармер тоже как бы, но она вспоминается только вместе с Виктором. Мы очень давно с ними дружим, и я им очень благодарен, но я не отделяю их друг от друга. Анжела была бы другой, если бы не Виктор. Могу, пожалуй, выделить только Кали Рей. Была еще классная бабушка — Индра Дэви. Последние годы она жила в Аргентине, и я не знаю, что с ней сейчас. Я разговаривал с ней в последний раз в 1995 году. Она была уже в очень преклонном возрасте, но исключительно веселая и энергичная. Она может считаться эпохальным явлением.

— У тебя есть религиозные взгляды?

— Нет. Я ни во что не верю.

— Это атеизм? Или что-то другое?

— Я не атеист, потому что я знаю, как всё это устроено. Что вообще такое религия? Это вера во что-то, что предлагается в религиозных доктринах: мы рассказываем, как всё устроено, а вы нам верьте. Чем отличается йога? Тем, что говорят: вот тебе инструмент — иди, воспользуйся им и сам узнай. Зачем мне верить в то, что я и так знаю? Я знаю, как это всё устроено, как работает абсолютное Ничто, из которого рождается Всё, как в Мире соотносятся информация, энергия и структура. Недавно был разговор с кем-то из достаточно ученых людей о том, что сейчас намерение, как организующий фактор мироздания, уже признан передовой наукой. Если знаешь, что люди имеют ввиду, когда говорят «Бог», — зачем в это верить? Если у меня так получилось, что меня изначально в жизни бросило в знание — как я могу во что-то верить или не верить? Это было бы глупо. Это не потому, что я считаю себя крутым, и готов обо всём этом рассказать. А потому, что у меня так произошло в жизни.

— Так что же там происходит, расскажи. Если это вообще передается словами…

— Есть абсолютное Ничто, из которого рождается Всё. Фактически оно всегда уравновешено, сбалансировано в состоянии Великой Пустоты. Но есть один нюанс — это потенциально тотальная осознанность. И эта осознанность должна быть для этого Абсолютного Ничто переведена в Реализованное Осознание. Осознание как таковое, как факт. Ну и всё! А дальше должно быть намерение всё это реализовать. Поэтому формируется неоднородность пространства — первичная геометрия пространства нарушается, и из этой бесконечной точки великой пустоты возникает первичный Хаос, в котором всё-таки есть флуктуации. А дальше все это упорядочивается по определенной схеме накладывания на это матрицы намерения. Это общее, а если вникать в детали, то это невозможно описать словами — получается бред.

—… почти ничего не поняла 🙂

— Люди, которые это видят, встречаются достаточно часто. Люди, которые могут осознать, что они видят, встречаются намного реже. А люди, которые могут ПОНЯТЬ, что они осознали — это большая редкость. Я на самом деле не склонен сейчас давать какие-то описания, потому что в любом случае такие попытки заканчивается созданием новых культов, которых и так полно, и смысла я в них не вижу. Есть практика, есть определенные механизмы того, чтобы прогенерировать в системе определенные нейропсихические эффекты, что позволяет получить доступ к управлению ресурсами обработки информации. А дальше — кто до чего дойдет. Если кому-то повезет реализовать йогу по Патанджали — будет здорово!

— В общем, по сути всё так, как у Патанджали?

— Да. Технологически это безупречный текст. У меня был учитель английского языка, очень заслуженный дядька, писатель, поэт, он еще на Нюрнбергском процессе переводил. И он говорил: «Андрюша, ты понимаешь, за всю историю человечества было написано всего несколько книг. Все остальное — просто интерпретации того, что там было написано в разные эпохи в разных странах».

— Слушай, а что ты скажешь по поводу того, что сейчас в мире делается?

— Жизнь происходит. Накопление количественных изменений переходит в качественный скачок. Потом опять будут количественные изменения и снова качественный скачок. Смена эпох — это просто изменение алгоритма, эволюция осознания.

— А у людей в головах что происходит?

— То же, что и всегда, но быстрее. Потому что частотность информационно-метаболических процессов повышается. И еще маленький нюанс — конкуренция — основной закон эволюции. Всегда происходит отбор наиболее эффективных функциональных схем. Сейчас это происходит. Неэффективное перестает доминировать и со временем вымирает.

— Ты создаешь картины под общим названием «психотронное искусство». Ты сам это название придумал?

— Да.

— Как ты создаешь эти картины?

— Я создаю их на основе холста и акриловых красок 🙂

— Ок 🙂 Как ты вкладываешь в них информацию, которая действует на людей тем или иным образом?

— Ну ты даешь… Это сложно описать. Есть два аспекта. Первый — это геометрия цветовых пятен, структура распределения отраженного света и взаимодействие объёмов, заполненных отраженным светом по границам. Каждый цвет — это спектральный состав отраженного потока электромагнитного излучения. И на стыках может происходить какая-то интерференция и могут возникать другие частотные составляющие. Они возникают и получается довольно сложная структура «тонкого» электромагнитного поля в пространстве. Нужно просто знать, как этим управлять…

— Откуда ты это узнал? Из себя?

— Да, из себя. И это работает. Как сказал В. В. Ярцев в своей монографии, «человек сам является исследователем и объектом исследования». У каждого из нас есть всё, что необходимо, чтобы постигать себя и Мир.

— А можешь привести примеры того, как действуют на людей твои картины?

— Мой приятель, бизнесмен, как-то обратился ко мне. Он менял направление деятельности, и у него было так много нервотрепки, что он перестал спать. Он попросил создать картину, способствующую засыпанию. Через месяц он появляется вместе с женой и говорит: «У нас проблема. Мы спим хорошо, но секса нет. Мы заходим в спальню и вырубаемся, как только голова касается подушки». Я сказал им: «Ребята, вы не заказывали яркий секс, вы заказывали хороший сон! Отодвиньте кровать подальше от картины».

— А если они просто перестали бы смотреть на картину?

— На эти картины не обязательно смотреть — они все равно работают, даже в полной темноте. Чем отличается психоделический эффект от психотронного? Психоделический эффект — это когда необходим воспринимающий объект, наблюдатель. Психотронный — это когда за счет материального объекта воздействие на человека происходит независимо от того, хочет он этого или нет.

— А если рядом будут висеть противоречащие друг другу по эффекту картины, что произойдет?

— Был в Киеве очень пафосный ресторан с очень хорошим подбором вин. Он был расположен в спальном районе, там было мало публики и не было хороших оборотов. Продать его было непросто, и хозяйка мне на это пожаловалась. Я предложил сделать для нее картинку. Через несколько недель она мне позвонила и сказала, что ресторан переполнен людьми, какие-то постоянные банкеты, чаевых на 15 000 долларов. И целый день люди, люди, люди… Но есть одна проблема — эти люди приходят и пьют исключительно виски. Оказывается, этот ресторан облюбовала районная прокуратура, сотрудники которой ходили туда обсуждать свои дела. Пришлось создать вторую картину, которая этот поток рассеяла. Закончилась история тем, что они очень выгодно продали этот бизнес. Это пример компенсирующего воздействия — одна работа тянет, другая рассеивает.

— Я боюсь даже спросить, насколько дороги твои картины…

— Они дороги настолько, насколько люди готовы за них платить. Я не делаю их пачками — я создаю их тогда, когда надо… Иногда просто дарю… Но и заказы бывают часто.

— Есть кто-то еще в мире, кто что-то подобное делает?

— Не знаю. В принципе если правильно и грамотно сделана икона или янтра, все они определенным образом работают. Как — это другое дело. Просто есть не так много людей, которые могут сделать «рабочее изображение».

— Я много слышала о твоем высоком уровне работоспособности. Как проходит твой обычный день?

— Утром я встаю, ночью ложусь спать. В промежутке много чего происходит. Если много работы — сплю 2–3 часа. Если хочу выспаться — сплю 7–8 часов, это для меня очень много. Могу вообще не спать, но это редко. И с едой так же. Но вообще я не особо заморачиваюсь. Я занимаюсь подводной съемкой с долгой задержкой дыхания. Каждый раз, когда об этом заходит речь, у меня спрашивают, как долго я могу задерживать дыхание. А я не знаю. На сколько надо — на столько и задерживаю. Чтобы сделать план, уходит 1,5–2 минуты. А так как снимать приходится иногда до 4 часов подряд, то речь идет не о длительности одной задержки, а обо всём процессе. Так же и со сном. При этом я не могу сказать, что у меня какой-то особый образ жизни. Я могу выпить вина, немного, но могу. Я не вегетарианец, могу поесть мяса. Вегетарианство способствует развитию агрессивности — по причинам сугубо биохимическим. Мне кажется, это ни к чему. Я ничего особенного не делаю, кроме того, что я не забиваю свой ум всякой ерундой.

— Кстати о головах… Всегда хотела спросить, почему так много йогов в России и на Украине лысые?

— Не могу говорить за них, не знаю. Могу сказать за себя. Я стригусь «под ноль» потому, что очень удобно, когда встаешь утром и умываешься, помыть сразу голову. То есть, чисто из практических соображений. Мне волосы в какой-то момент стали мешать — их нужно мыть, причесывать, стричь. Проще купить машинку и периодически убирать волосы вообще. Никакого мистического подтекста тут нет.

— Что ты думаешь об использовании сексуальной энергии?

— Если что-то есть — оно зачем-то нужно. И нужно понять, зачем это самое «оно» нужно, и научиться этим пользоваться. «Резервуар» сексуальной энергии — эффективный источник энергии, который всегда с нами, и им можно воспользоваться когда угодно. А дальше вопрос в том, чтобы научиться её использовать, развивать, не транжирить, и не дать этому «резервуару» стать причиной того, что мы теряем контроль. Человек в жизни обычно руководствуется совокупностью действий инстинктов. Если мы разберём побудительные мотивы, по которым люди действуют, мы увидим, что в подавляющем большинстве случаев это — всего лишь вариации соотношения действия трех первичных инстинктов: инстинкта самосохранения, инстинкта продолжения рода и инстинкта сохранения вида. С первыми двумя всё понятно, а инстинкт сохранения вида — это деньги и власть. И любое желание человека является результатом того, что им движут эти инстинкты. Если человек не контролирует свою сексуальную энергию, то ему трудно справляться с желаниями, потому что инстинкты — явление очень древнее и могучее. Если человек переходит в режим осознанного функционирования, когда не инстинкты управляют им, а он контролирует поведение инстинктивного аппарата, то и количество запасенной в системе сексуальной энергии не есть критический фактор, и «резервуар» не выйдет из-под контроля. Зато у человека всегда будет доступ в достаточному количеству энергии.

— Если человек осознанно практикует брахмачарью, насколько это оправдано?

— Если он воздерживается от секса, но не умеет использовать сексуальную энергию для других целей, он имеет шанс загнуться или свихнуться. Каким конкретно образом — не важно… Либо возникнут застойные явления, либо что-то еще — природа человеческая такова, что, ежели человек решил игнорировать функцию, просто так ему это не пройдёт. Мне кажется наиболее целесообразным даосский подход, там все очень четко, технологично и однозначно. Энергию нужно использовать, её нельзя транжирить, но нужно уметь ею управлять. Сексуальная энергия, кроме того, позволяет надолго сохранять молодость. Но если она просто не растрачивается и при этом не используется, в конце концов произойдёт взрыв. На самом деле всё очень просто. Оставаться молодым долго — очень просто. Супер-секретов нет, есть уловки, но не более того. И любой человек может этими уловками пользоваться.

— Это касается и мужчин и женщин?

— Да. Для женщин это даже проще, но женщина немного зависит от мужчины.

— А в чем конкретно уловки?

— Кому надо, тот найдёт, я не буду озвучивать. Основная задача человека — это понять, что такое он есть — где у него личность, где душа и где дух, и как они соотносятся, а затем научиться осознавать себя всеми этими аспектами. Так сказать, «три в одном» — как «мак-кофе»… Но большинство людей сидят в личности, а личность — это всего лишь комплекс прикладных программных модулей и органическое тело, поведением которого эти модули управляют. «Личностный софт» работает по инстинктивным автоматическим схемам. А как работает желание? Тело требует — сознание обеспечивает — тело получает удовлетворение и требует ещё… Круг замыкается. Если «выскакиваешь» из этого круга и отождествляешь себя с духом, то есть с пользователем твоими аппаратно-программными ресурсами, всё становится яснее. Ну, или хотя бы с душой. Это, конечно, ещё не пользователь, но уже хотя бы не набор прикладных программ, как личность, а «системный софт». А чтобы «туда» сдвинуться, нужно попрактиковать. Можно сразу залезть в это состояние при помощи медитативных уловок, но тело не выдерживает переходного процесса, и тело разваливается. Так что нужны обязательно физические практики, которые помогли бы проскочить через переходный процесс.

— Есть очень много людей, которые не чувствуют себя счастливыми. Как ты считаешь, почему?

— Потому что они не могут успокоить свой ум. Люди функционируют по животным схемам. Они живут в своих программах, а эволюция требует того, чтобы люди переходили на другой уровень сознания. И чтобы это стало достоянием вида, нужно большое количество прецедентов и должна сформироваться какая-то общая тенденция во взаимодействии.

— Для всех ли это достижимо?

— Человек всё время чего-то хочет… На самом деле столько текста нужно генерировать, мне так лень :)). Вообще, всё очень просто, очевидно. Достаточно просто начать со стабилизации гормонального фона. Это приводит к тому, что автоматическая инстинктивная программа перестает действовать, ЦНС не реагирует на импульсы гормональной системы. А это достигается с помощью телесной практики. Всё! А дальше, когда нет мишуры перед глазами, это вопрос наблюдения и отношения. Но! Это должна быть особая телесная практика — очень точно и правильно организованная, потому что неправильной практикой — если она по-настоящему «рабочая» — можно полностью вывести из строя гормональную систему. И тут нужна правильная методика. Можно ведь одними и теми же буквами написать как матерное слово на заборе, так и что-то более презентабельное. Так же можно тренировочной практикой себя как вывести из состояния равновесия, как и привести к нему…

— Скомпилированная тобой гимнастика йогов в этом помогает?

— Всю эту тему я придумал для того, чтобы сформировать принцип, на основе которого можно выстроить для любого человека индивидуально программу практики.

— И если заниматься в группе по стандартной программе?

— Стандартные вещи просчитаны для среднестатистической ситуации. Просто нужно понимать, что у 70 процентов людей это нормально сработает, но есть еще 30 процентов, которым нужно либо что-то поменять, либо чем-то дополнить.

— А если всё-таки просто медитировать, без асан?

— Это подходит, но мало кому. Немногие так могут. 99,99 % «медитирующих потенциальных просветленцев» лишь имитируют медитацию. Если ты пытаешься работать с сознанием, это не значит, что ты работаешь.

— То есть человек, допустим, практикует буддийскую медитацию, одну из тех, что советуют делать ламы…

— Буддийские медитации — это религиозные практики, и они как раз должны работать у любого человека, потому что они ориентированы на среднестатистическую публику. Но они не дают супер-результатов. Рано или поздно, если человек до чего-то добирается, его изымают из массы и там уже начинается отдельная история.

— Скажи пару слов про центр «Сфера»

— Очень классное пространство, много хорошо организованных площадей. Когда это окончательно наполнится действом — будет супер. А сейчас просто очень хорошо. Это место, где можно делать всё, что угодно.

— Что ты думаешь о том, что некоторые осуждают коммерциализацию такого рода мест?

— Я работаю в этой среде и понимаю, что для того, чтобы такое место существовало, нужно хорошо вкладываться финансово. Я считаю, что эти разговоры про деньги — ханжество. А те, кто кричат, что это неправильно — пусть идут и делают то, что считают нужным, без профанаций. Кому-то нужен школьный зал — чтобы вся физиономия после занятия в мастике, туалеты вонючие и всё такое прочее, кому-то занятия в лесу на поляне, чтобы там на каждой тренировке комары всю задницу искусывали… Каждому — своё. Я знаю много людей, которые пойдут в «Сферу», а не в школьный зал и не на поляну. И с удовольствием заплатят за то, чтобы заниматься собой в нормальных условиях.

— Что сейчас происходит в созданной тобой методике?

— Я по-прежнему занят разработкой наиболее, с моей точки зрения, эффективных способов использования такого мощного инструмента, как гимнастика йогов. Я этим занимаюсь уже много лет и последовательно старался придумать методические подходы, которые позволяют проявить свойственную этому инструменту эффективность в наших условиях. И сейчас к разработке, которая условно называлась «йога 23», добавились следующие уровни организации методики. Собственно «йога 23» — это инструмент, который в большей степени нужен для подготовки преподавателей, чем для практикующих. Потому что позволяет изучить принципы построения тренировочных программ с минимальными негативными побочными эффектами, и за короткое время преподаватель может научиться способу составления программ и обращения с материалом. А следующий уровень методики — подход, в котором нет фиксированных структурных матриц. Нет основ для программы, а есть «россыпью» материал, с которым преподаватель должен уметь свободно работать. Аналогия — изучение языков. Сначала используются подстановочные таблицы, чтобы человек освоил правильный порядок слов, а потом человек уже понимает, что в некоторых случаях порядок может быть другим и правила можно нарушать. И это не будет ошибкой. И он просто наращивает свой словарный запас. Так же и тут. Методика в её нынешнем состоянии — уже «йога 23», а её логическое продолжение, сформировавшееся в результате работы над гимнастикой йогов. Эта методическая часть уже закончена, и я разрабатываю сейчас третий уровень обращения с материалом. Методику, в которой присутствуют и подстановочные таблицы — заготовки в виде последовательностей, связок, в виде циклических упражнений, а также все упражнения «россыпью». И преподаватель может свободно манипулировать материалом. Это сложнее «йоги 23» и сложнее единичных упражнений «россыпью», но это дает свободу обращения с материалом и экономию времени при возможности использовать стандартные связки. Для освоения второго и третьего уровней человек должен владеть базовой методикой «йоги 23». Пока что в подготовке преподавателей мы очень используем методику «йога 23». Когда наберется достаточно людей, освоивших этот уровень, мы будем обучать преподавателей пользоваться другими, более гибкими инструментами. Пока что вторым уровнем пользуются только несколько человек. А третьим — только я.

А в базе число 23 означает не ступени, а упорядоченные наборы упражнений — своего рода «матрицы», позволяющие формировать программы тренировок того или иного уровня сложности либо той или иной направленности. Если человек — начинающий, для него используются материалы одних матриц, для «продолжающих» есть другие. Чтобы пользоваться материалом свободно, без привязок к уровню сложности, нужно потренироваться на том материале, где есть подсказки. То есть, «йога 23» — это методика с подсказками для преподавателя. Из второго уровня подсказки убраны. А третий уровень — методика не с подсказками, а с заготовками, но они не являются подсказками, т. к. внутри методики тоже заложена возможность изменений этих заготовок и применения в них разных режимов. И для человека, который не готов этими заготовками пользоваться, они — скорее, не подсказки, а заморочки.

Собственно сама «йога 23» мне больше не интересна — я закончил работу над ней. Но она от этого не становится хуже и остается не менее удачной находкой, чем была когда-то в начале. Строить базовую подготовку преподавателей на ее основе очень удобно, обучение проходит качественно, быстро и эффективно. В массе «стартовый» профессиональный уровень наших преподавателей выше уровня людей, учившихся по другим методикам. То есть, когда мы с коллегами впервые разрешаем человеку преподавать по нашей методике, его профессиональный уровень уже выше, чем у его коллеги, который прошёл первичное обучение в какой-нибудь другой системе подготовки и там впервые в жизни получил разрешение преподавать гимнастику йогов. Ну, или йогу, если кому-то так больше нравится, хотя выражение «инструктор или тренер по йоге» и не совсем корректно. А я теперь занят разработкой более более креативных методических инструментов, чем «йога 23». Ведь скоро преподаватели будут готовы к переходу на новые методики, и эти методики должны быть к тому времени готовы.

— А для чего это всё? Вот ты освоил это, а что дальше?

— А для чего вообще мы живем? Чтобы жить. Практикуем, чтобы проживать жизнь более эффективно, более интересно. Чтобы наши телесные и ментальные ограничения нам не мешали. И если мы можем воспользоваться тем, что делает жизнь эффективнее — почему нет? В итоге ведь всё упирается в бессмысленность жизни как таковой. Хотя смысл на самом деле есть. Но об этом в другой раз.

— И теперь твоя методика снова развивается в Питере?

— Мы с дочкой Леной провели семинар для всех желающих. Я проводил семинар, а Лена работала с преподавателями, и приняла у них экзамены. В «Сфере» и других центрах будут работать аттестованные нами специалисты. Так что тема развивается и будет развиваться, т.к. есть интерес.

— Да, интерес очевиден…

— Штука-то рабочая и результаты есть.

— А в чем результаты?

— Человек ставит перед собой задачи по жизни, чтобы «чувствовать себя живым», и эта практика позволяет настраивать себя более адекватно для решения жизненных задач. У людей получается. Вот и всё. Если сравнить с другими видами практик — здесь эффективность чуть повыше.

— А ты сам что думаешь делать дальше?

— Мной движет только одно — я хочу, чтобы эта система работала без меня. Сейчас я понимаю, что есть какие-то вещи, которые нужно сделать, и никто не сделает их, кроме меня. А вообще я уже сплю и вижу, когда вся эта методическая история закончится, чтобы я смог отдохнуть.

— А что потом?

— На пенсию уйду — мемуары писать, расслабляться и отдыхать. Я и сейчас не особо напрягаюсь, а так станет вообще джаззз…

Беседовала Ольга Гришкова
Центр йоги «Сфера» в Санкт-Петербурге

Реклама, за счёт которой поддерживается этот сайт:

yudik.org Личный сайт доктора Юдика.

Администрация сайта обращает внимание на то, что некоторые публикации размещаются в качестве отдельно взятых концепций, но не одобряются и не соответствуют нашей точке зрения. Читателю предоставляется право оценивать информацию самому, либо инициировать дискуссию.

Реклама, за счёт которой поддерживается этот сайт:

yudik.org: Тибет, буддизм, ламаизм, Шамбала, мистика, шаманизм, колдовство, философия
 

Добавить комментарий